Какому социологу на Руси жить в достатке?

AP Photo/Mikhail Metzel
AP Photo/Mikhail Metzel

Страна должна знать своих героев.

Или антигероев (что, естественно, зависит от деяний последних и предпочтений познающих).

Организация «Левада-Центр» (аналитический центр Юрия Левады) специализируется на проведении опросов общественного мнения и, как следствие, на получении результатов этих опросов. Читателя, наградившего автора снисходительной улыбкой за озвучивание очевидного (опрос-результат), просил бы не расходовать драгоценные капли иронии столь стремительно.

Результат результату рознь, да и опрос можно сформулировать таким образом, чтобы получить на него определённый ответ. Заметим, желанный ответ (остаётся выяснить, кому).

Но и это всё может быть не так критично. Ключевым становится результат опубликованный, открытый общественному вниманию. И что не менее важно, опубликованный в нужное время.

В марте 2015 года «Левада-Центр» сделал достоянием широкой общественности результат очередного социологического опроса. Очередного, но далеко не заурядного. Впрочем, как и любой проект, реализуемый этой уважаемой в определённых кругах организацией.

Некоторые представители экспертного сообщества поспешили сей факт оценить, ни много ни мало, как направленный на расшатывание фундамента российской государственности. Однако не будем спешить с выводами, тем более, что рекомендация «не судите опрометчиво» в данном случае подходит как нельзя кстати.

Работа исследовательского центра касалась положения дел на Северном Кавказе. Если конкретнее: в Чеченской Республике. Безусловно, данная тема, в силу определённых событий истории (в том числе и совсем недавней) представляет устойчивый интерес для всего российского общества. Вместе с тем, обращает на себя внимание сама формулировка, с которой респектабельный «Левада-Центр» обратился к респондентам.

Категорически независимые социологи решили выяснить отношение граждан государства к возможному отделению (!) Чечни, а заодно и всего Северного Кавказа от РФ.

Заметьте, эта «опросно-аналитическая» работа проводилась в многонациональной и многоконфессиональной стране, по которой по живому ножом прошёл распад Советского Союза и две войны на Кавказе.

Что подтолкнуло авторов проекта на проведение подобного мероприятия?

Об этом поговорим немного позже, а сейчас не откажем себе в… (об удовольствии, право, говорить не приходится) возможности познакомиться с некоторыми результатами опроса.

На тот момент 12% опрошенных россиян посчитали, что отделение Кавказа от России фактически уже состоялось, а 24 % отнеслись бы к нему благосклонно. Если совершить простые арифметические действия, то несложно подсчитать, что в совокупности подобное отторжение приветствует 36% опрошенных. С учётом столь изящно упоминаемой погрешности и просто обязанной присутствовать в любом серьёзном проекте репрезентативности, как ни поворачивай, треть взрослого населения страны положительно воспринимает отделение Северного Кавказа.

Так ли это на самом деле?

Вот и второй вопрос, на который просто необходимо ответить.

Так и поступим, предварительно заметив, что подобные формулировки социологических опросов опосредованно способствуют нарушению территориальной целостности государства и конкретно испытывают на прочность сам фундамент российской государственности.

По счастью, прочен.

Однако — обещанные ответы.

Начнём со второго, и в качестве аргумента приведём данные из того же пресловутого опроса: «95% совпадения в оценке базовых ценностей среднестатистическим этническим русским и этническим кавказцем». И эти девяностопятипроцентные совпадения позволяют 36% респондентов позитивно оценивать умозрительно сконструированное отделение Кавказа от России?!

Ларчик открывается просто: представьте себе (на минуточку!) что в США после  гражданской войны 1861-1865 годов проводится опрос среди жителей северных штатов об их отношении к возможности отделения некоторых южных штатов, в которых были очень сильны позиции их противников. Несложно догадаться, каков был бы результат…

Неужели подобная проекция на новейшую историю России ни разу не пришла в голову составителям опроса «Левада-Центра», некоммерческой организации, получающей финансирование из-за рубежа? Вряд ли. Они прекрасно понимали что они делают, и в какое время.

И здесь, как и было обещано, мы подходим к ответу на первый вопрос, а именно: «Что подтолкнуло авторов проекта на проведение подобного мероприятия?»

Ответ очевиден: заказ.

Небезынтересно узнать, чей?

Вполне возможно, этот же вопрос постаралась выяснить и прокуратура, направив в «Левада-Центр» письмо, в котором указано, что организация направляет свою деятельность не только на информационные и просветительские цели, но и осуществляет политическую деятельность на территории Российской Федерации.

Надзорный орган в своём письменном обращении указал на гранты общей стоимостью в 800 тыс. долларов, полученных «Левада-Центром» от иностранных организаций за последние три года, и предупредил адептов социологических исследований о необходимости зарегистрироваться в качестве «иностранного агента».

И в этой связи представляется актуальным упомянуть о законопроекте, предложенном Минюстом РФ, детализирующим, что же считается политической деятельностью. Само по себе разъяснение объективно полезно, т. к. убирает возможности для разного рода спекуляций, однако сколько же шуму поднялось по этому поводу в среде правозащитной общественности! Были даже озвучены пресловутые семь пунктов из законопроекта, которые, по мнению его критиков, позволяют считать любую общественную работу политической деятельностью.

А ведь внимательное, а главное, непредубеждённое прочтение материала, предложенного Минюстом, позволяет убедиться в обоснованности данных предложений. Но до этого ли…

Чем квалифицированнее и опытнее исполнители, тем заказная сущность проекта расплывчата и неочевидна. Но она не перестаёт быть таковой, в какие бы привлекательные обёртки ни была упакована. И этот заказ формируется теми, кому сильная Россия — поперёк горла. Для кого устойчивая и предсказуемая российская государственность, как несгибаемый стержень страны, воспринимается непосредственной угрозой собственным интересам.

Эти силы чувствуют себя комфортно только в однополярном мире, и готовы платить за то, чтобы он таковым и оставался.

Щедро платить.

И так будет до тех пор пока внутри страны находятся те, кто готов такие платежи принимать.

И отрабатывать.